Шикльгрубер алексей познакомлюсь рак

О тайнах мироздания | Литературный журнал «Сибирские огни»

шикльгрубер алексей познакомлюсь рак

Алексей, был постоянным местом посещения москов- ской Кстати, их предшественники видели в Розанове ду- рака и блаженного: «Всякий На этой выставке Нестеров познакомится с В. В. Розановым (Воспоминания. С. ). , , Гофман Гитлер [Шикльгрубер] Грабарь И. Э. отвечает Александр Грищенко на комментарий #. Безусловно.. Стоять в позе рака и ждать новой "любви" от правительства? Правда один раз домутились, когда Шикльгрубера к власти привели. поставить раком какое-то европейское государство? Причем .. шел моментальный ответ: "Гришка Алексеев - Алексея Кузина сынок! Шикльгрубер, взявший себе псевдоним "Гитлер", не желая себе ни в чем не.

В действительности, они подгоняют его под свои каноны и интересы. Информацию же не отличают от ее интерпретации, культуру подвергают строжайшей политической трактовке.

Хотя ссылаются при этом на "надежные сведения", выводы делают под влиянием устоявшихся предрассудков, случайных совпадений или эмоций Итальянский историк и писатель Умберто Эко убежден, что главный долг культурного человека - "быть всегда готовым переписать энциклопедию знаний".

То есть, реагировать на новые перспективы, которые могут быть неприятными и опасными для власть имущих. Это в то время, когда многие граждане предпочитают не видеть подлинной действительности, а предаваться своим сладким иллюзиям и таким образом обманывать сами. Наверное, претензия на обладание истиной достойна права на существование, но не слепого почитания, ибо в жизни ничего нет только белого или только черного, есть разные цвета, оттенки. Да и сама история не является точной наукой, ибо ее творят весьма многоликие личности.

Богатейшей питательной средой обмана продолжает упорно служить неугомонное воображение, ибо очень уж хочется из выдумок создать желаемую картину мира и подкрепить ее красивыми легендами. Когда в ход идут метафорические символы вместо фактов, прошлое становится выдумкой, а о происходящем уже трудно судить здраво и объективно. Казус плексус сложный случай в переводе с латинского в том, что наша потребность уверовать обычно превосходит потребность узнать.

Вместо же анализа новой информации мы склонны собирать такие свидетельства, которые лишь укрепляют нашу веру и отсеивают все, не стыкующееся с. В довесок, обильные потоки лжи выплескивают государственные и частные институты, партии, профсоюзы, спецслужбы, СМИ.

В итоге, Всемирная История походит на книгу в процессе написания, составлять которую приходится каждый раз все новой когорте сильных мира сего, одерживающих сиюминутную победу и выставляющих проигравших в самом неприглядном свете.

Как тут не вспомнить такой эпизод. Когда в обескровленной первой мировой войной России произошла революция, западноевропейские правительства кинулись превозносить "ценности христианской цивилизации", призывать к защите ее от натиска "новых гуннов с Востока". Это в то время, когда Запад еще не вышел из самой кровавой бойни, в которую сам себя и завел. По иронии судьбы, спустя четверть века "новым гуннам с Востока" пришлось спасать мир от варваров с Запада, развязавших еще одну мировую войну.

Своей тогдашней политикой умиротворения гитлеровцев западные государства вольно или невольно способствовали созданию и укреплению фашистских режимов. В этом отношении, ни одно из них не могло считаться "безгрешным", включая США и Англию. Вот и французы, традиционно выставляющие себя свободолюбивым народом, очень не хотят признавать существование нацизма французской выделки в виде коллаборационистского режима Виши, отдавшего их страну на откуп третьему рейху. А вот еще один пассаж.

шикльгрубер алексей познакомлюсь рак

В мае года новый римский понтифик Бенедикт XVI посетил Аушвиц, где находился нацистский концлагерь. С глубоким переживанием на лице он произнес: Также не может и объяснить, почему Ватикан помогал нацистским головорезам найти убежище в Латинской Америке Искушение тоталитаризмом и диктатурой носит повсеместный характер.

Человек вроде бы походит на разумное существо, но разумом руководствуется далеко не всегда, а потому печальных последствий своих плохо продуманных действий избежать не.

Изначально общество настаивается на ферменте символов, создающих почву для недоверия наций друг к другу. В борьбе за власть каждая из сторон навязывает свое "самое верное" понимание добра и зла, произвольно оперируя понятиями случайное и закономерное, тривиальное и значимое. Гуманитарные и точные науки гордятся тем, что достоверное от ложного ими отличается проверкой на практике. Но и ученые совсем не обязательно оказываются разумнее или честнее других, в силу хотя бы своих клановых интересов.

В результате, складывается мощнейшая форма идеологии в виде новой религии со своими богами, божествами, идолами и кумирами. Своего рода научный фундаментализм, преследующий собственные интересы, не столько сообщая об истинном положении, сколько заставляя людей поверить, что именно так оно и. Подлинно демократическим может считаться государство, где достаточно хорошо информированные граждане избирают, контролируют и, по необходимости, даже отдают под суд нарушающих закон правителей.

10 ШОКИРУЮЩИХ ФАКТОВ о ГИТЛЕРЕ

Непременное условие здесь - свобода слова, но и эта свобода еще не гарантирует безошибочности суждений. Так, например, накануне второй мировой войны вроде бы респектабельная лондонская "Таймс", в унисон с политикой своего правительства, замалчивала информацию об экспансионистских планах гитлеровского рейха.

И делала это сознательно, чтобы отвести от Британии нацистскую угрозу. Да и кто не стремится к определенности за счет подлинности? Кому не нравится наблюдать за жизнью персонажей литературы и кино, артистически четко выраженных, либо крайне плохих, либо очень хороших. В свою очередь, писатели и кинематографисты, пользуясь всеобщим желанием перекочевать в выдуманный мир, нередко берут на себя прерогативу выдумывать все, что им в голову взбредет, не неся при этом никакой ответственности за последствия деформации образов исторических персонажей и самого исторического процесса.

Правду скрывают или препарируют, когда она невыгодна либо правительству, либо владельцам СМИ, либо отдельным культовым фигурам. В странах, называющих себя сегодня демократическими, политика СМИ диктуется их владельцами. Пресса и телевидение в ущерб пристальному слежению за возможными нарушениями закона политиками невольно формируют в обществе мнения, позволяющие принимать их словоблудие за чистую монету.

Для этого впечатлять должна не объективная значимость события, а в первую очередь его образность, метафорическая символика Наверное, редко кому из писателей удавалось столь интересно и убедительно выдавать придуманное за реальное, как Даниэлю Дефо. Его метод - обильно нашпиговать вымысел множеством конкретных увлекательных деталей.

На самом деле, за исключением одного только факта, практически все остальное автор придумал. Когда англичанин принялся за написание этого романа, ему было без малого шестьдесят лет.

Он уже поработал корреспондентом газет, памфлетистом, коммерсантом, страховщиком и солдатом тоже послужил. Характером отличался непокладистым, а потому нажил себе массу недоброжелателей. Одни называли его патриотом и настоящим джентльменом, другие - воплощением дьявола, проституировавшим своим литературным дарованием, беспринципным и бессовестным авантюристом. Не важно, какая у власти стояла партия, тори консерваторы или виги либералыон оставался агентом правительственной секретной службы.

Судя по его статьям и памфлетам, выступал сторонником гражданских прав, мирного разрешения социальных и религиозных конфликтов с позиции здравого смысла.

В одном из своих агентурных сообщений шефу королевской разведки Даниэль Дефо, под псевдонимом Александр Голдсмит, указывал на целесообразность создания по всей Британии сети тайных информаторов, дабы правительство доподлинно знало о происходившем в каждом городе и графстве.

Именно ему и было поручено заняться. В Шотландии он стал резидентом под журналистским прикрытием и успешно способствовал ее объединению с Англией. Там же узнал о происшествии с моряком Селькирком, оставшемся в живых после кораблекрушения и четыре с половиной года прожившем на необитаемом острове.

Скончался он в полном одиночестве, скрываясь от своих кредиторов во второразрядной лондонской гостинице. После себя, помимо дюжины книг, оставил и поэму, где есть такие строки: Да пусть звучит средь ваших дум: Не в укор будь сказано другому всемирно известному писателю, тот столь же охотно выполнял специальные задания в качестве тайного агента. Мигель де Сервантес Сааведра достаточно успешно справлялся с возложенными на него испанской Короной разведывательными поручениями на севере Африки, в Италии и Португалии.

Только неизлечимая, полученная в бою рана руки заставила его оставить секретную службу, заняться исключительно литературной деятельностью и создавать своего "Дон Кихота". Любопытно, откуда у писателей интерес к миру тайных операций? Обычно художественное произведение строится на том, чтобы соблазнить читателя путем придумывания того, чего реально не. Сам же автор выступает в роли иллюзиониста, выдающего кажущееся за подлинное. И, разумеется, считает, что не обманывает, а выдумывает никак не менее реальное, нежели сама реальность.

Хочется сказать за патриотизм: Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

В этом смысле, писателя и разведчика роднит также двойной образ жизни - явный и скрытный. Но этого еще мало. В конце концов, кого это не роднит. Разведчик сообщает свои впечатления от встреч с людьми узкому кругу лиц, писатель - широкому.

Но заранее оба обычно не предупреждают собеседников, что собираются переложить их рассказ на бумагу, открыто не называют источников, придавая им либо псевдонимы, либо вымышленные имена. От одного требуются факты и их трезвая, непредвзятая оценка. От другого - запоминающиеся образы и метафоры. Прирожденные наблюдатели за действительностью и за тем, как у них работает воображение, каждый создает свои версии этой самой действительности. Еще со времен приснопамятных миры писателей и разведчиков соприкасались и соприкасались весьма плотно.

Да и, видно, сам автор в шпионском деле знал толк. Иногда разведчики встречались с писателями неформально и доверительные отношения между ними складывались сразу, причем прочные, полезные для обеих сторон.

шикльгрубер алексей познакомлюсь рак

В других случаях между ними ничего не получалось даже со второго или третьего взгляда. Так или иначе, по мотивам разного свойства писатели все же решались пробовать себя и на разведывательном поприще. После четверти века службы во внешней разведке я очень хорошо себе это представляю. В силу невозможности для писателя и разведчика быть непревзойденными мастерами в своем ремесле, они не чувствует себя полностью гарантированными от провала.

Оба стремятся завербовать на свою сторону: Для этих целей им нужны глубокие знания природы человеческой, уверенность в себе еще до превращения ее в самоуверенность, способность увидеть мир глазами другого человека и многое чего. Работа тайного агента правительства вроде бы должна наложить какой-то отпечаток на творчество писателя.

При желании, его можно действительно обнаружить, но не в самом тексте, а в авторском раскрытии темы. Во всяком случае, такое впечатление складывается при чтении произведений Дефо, Сервантеса, Кеведо, Бомарше, Вольтера, отметившихся на стезе агентов разведок своих правительств.

В ХХ веке писателями с опытом работы по тайной казенной надобности больше всех отличилась Англия: Все они в своих романах так или иначе касались второй древнейшей профессии с ее играми в перевоплощение, однако делали это осторожно, дабы не пострадать от закона, запрещавшего бывшим сотрудникам разведки разглашать тайны их прошлой профессиональной деятельности.

В той же Англии возник впервые жанр шпионского детектива. Сегодня на Западе нет таких авторов, кто мог бы сравниваться с ним своей компетентностью по этой части.

Не понаслышке, а на основании своего личного опыта он описывает противоречия, возникающие у человека и общества по отношению к тайным операциям. Знание им разлада между политикой и этикой дает ему основание выходить за пределы детективного жанра и считаться политическим романистом.

Любопытно, отец писателя не прочитал в своей жизни ни одной книжки и, в конце концов, попал за решетку по обвинению в мошенничестве, но перед тем, как оказаться в тюрьме, позаботился, чтобы сын получил хорошее образование. Мать же просто бросила его на произвол судьбы. В разведку Джона завербовали в годы его учебы в Оксфорде. Еще до ухода в отставку опубликовал свой первый роман с главным героем, контрразведчиком Джорджем Смайли.

Оставив это поприще, Ле Карре не распространялся о своей прошлой работе и еще меньше пытался придать ей веса. На все попытки журналистов разузнать у него об этом отвечал в свойственной англичанам иронической манере, что сделанное им не было важным и не изменило мирового порядка.

Иногда даже говорил, будто работа эта наскучила ему своей монотонностью. Дабы никто, паче чаяния, не подумал, что его читаемые по всему миру шпионские детективы отражают подлинную действительность один к одному, англичанин предупреждал: Пресса все же продолжала интересоваться, почему бывший шпион избегает давать интервью и появляться на телевидении. Как свидетельствует мой опыт, художники есть обманщики.

  • О тайнах мироздания
  • Хочется сказать за патриотизм

И я не представляю собою исключение. Просто для меня сочинительство стало навязчивой идеей. Потребность писать возникает у меня из потребности общения. И шпионский роман опирается именно на эти представления. Цинизм нынешних якобы самых правильных форм правления столь велик, что мы уже заранее ни во что не верим. Политики стараются убедить нас, будто эти наши предположения не обоснованы.

До тех пор пока между частной и официальной правдой не сложатся лучшие отношения, у нас есть все основания подозревать, что сокрытие и дезинформация ежедневно пропитывают новости. В своих книгах писатель избегал давать политическую интерпретацию действий персонажей, выдвигать главной одну какую-то идеологическую версию и делать выводы оставляет за читателями. Взгляды его можно было бы считать либеральными, но к либерализму он относился критически, сознавал его пределы в разрешении таких проблем взаимозависимого мира, как закулисная деятельность многонациональных корпораций, международная торговля наркотиками и оружием, терроризм.

После падения берлинской стены Джон Ле Карре посетил нашу страну. Его комментарий оказался для многих неожиданным: Мы продолжали стоять на стороне сильных против слабых. Плохо используя мирные условия, мы упорно искали новые пути раздела мира, чтобы обладать большей безопасностью и удобнее себя чувствовать в. Не замедлил он выступить и против вооруженного вторжения США в Ирак.

Эти мои шаги предпринимал инстинктивно, пытаясь сохранить при этом свои жизненные обязательства. Сейчас писателю уже за семьдесят. Он не любит разговаривать по сотовому телефону. Не переносит толкотню больших городов, не может там пробыть и трех дней.

От пишущей машинки отвык, пишет от руки авторучкой в день по несколько сот слов, жена печатает. Живет Джон Ле Карре в домике на побережье со своей семьей и еще двумя собаками Романист Грэм Грин тоже служил в разведке, хотя и не имел склонности заниматься политической деятельностью. По сути, его интерес к политике был больше созерцательный и вызывался потребностью поддерживать живой контакт с действительностью.

О профессиональных политиках он придерживался невысокого мнения, считая их аморальными и коррумпированными типами, за исключением редчайших случаев. Интерес к политике совмещался в нем с религиозными верованиями, а те, в свою очередь, заставляли его жить в постоянной озабоченности грехом и покаянием.

Поговаривали, будто писатель сознательно грешил, чтобы потом иметь возможность покаяться. По его же собственному признанию, католической религией он как бы уравновешивал свою тягу к свободной любви, или явному нарушению шестой заповеди.

О своих пассиях Грин никому не рассказывал, считая такие откровения неэтичными. Уйдя от первой жены, так и не развелся с ней, хотя вместе они уже больше не жили. Когда же его спрашивали, католик ли он, отвечал: Грину нравилось заставлять людей блуждать в лабиринтах его сознания с особыми местами там для тайн. Все это вписалось органически и в выбор им разведывательного поприща в годы второй мировой войны. В одном из писем ему Филби отмечал рост исламского фундаментализма в Азии, чем и обосновывал советскую акцию вмешательства в Афганистане.

Несмотря на свой преклонный возраст, Грин даже ездил к Филби в Москву, но о чем они беседовали никому не рассказывал. Может, и рассказывал, но никогда публично. Да и вопрос, знал ли он в свое время, что Филби работал на советскую разведку, оставил без ответа.

шикльгрубер алексей познакомлюсь рак

Писатель считал его своим другом. Марк Твен однажды предложил провести эксперимент и попросить какого-нибудь очень достойного человека написать хотя бы несколько страничек, о себе, а потом посмотреть, что у него получится. Получится же, считал Твен, далеко не полностью совпадающее с реальной действительностью: Еще до нападения на Советский Союз главный паяц нацистов бахвалился: Он планировал заселить всю Восточную Европу немецкими солдатами-фермерами, прослужившими в вермахте не менее двенадцати лет.

Вакцин от болезней "аборигенам" не полагалось, но алкоголь и табак предоставлялись в неограниченном количестве. В октябре года, когда немецкие солдаты приблизились к Москве, фюрер продолжал выдавать желаемое за действительное: Мы им ничего не должны, абсолютно.

Единственное, что им нужно будет понимать, это наши дорожные знаки, дабы они не мешались нашим водителям. Если же взбунтуются, забросаем их населенные пункты бомбами, и дело с концом.

В период сбора урожая установим рынки во всех важных центрах, где в обмен на зерновые будем продавать им наши товары низкого качества. Наши фабрики по производству сельскохозяйственной техники, транспортные компании, производители разной домашней утвари найдут там огромный рынок для сбыта своих товаров. Там его части должны были полностью контролировать местное население, а оставшихся в живых свести к умеющим только считать до пятисот, писать свое имя, подчиняться властям, работать в поте лица и вести себя в соответствии с библейскими заповедями.

В конце года, когда войска рейха завладели Прибалтикой, Белоруссией, Украиной и Крымом, Гиммлер отдал указание о начале заселения этих районов десятью миллионами немцев о депортации на работу в Германию двух третей исконного населения, за исключением евреев, которых было приказано уничтожать на месте Почему столь легко Гитлеру удалось лапшу на уши немцам навесить?

Бесплатное медицинское обслуживание и образование, надежное пенсионное обеспечение, санатории на черноморском побережье и, наконец, новое жизненное пространство. Разумеется, при распределении всего этих благ, должна была учитываться лояльность граждан режиму.

Не здесь ли одна из главных причин массового психоза и затмения разума? Историки до сих пор гадают, было ли конечной целью Гитлера завладеть только Европой или все же добиться мирового господства. В е годы он полагал, что еще чуть-чуть и Америка разрушит сама себя изнутри. Представителей крупного американского бизнеса из кланов Форда, Дюпона, Моргана и Рокфеллера, еще оказывавших финансовую и техническую помощь Германии, считал близкими ему по духу.

Да и сами эти корпорации выстраивались почти что по образцу французского военизированного фашистского движения "Крест веры". Фюреру тогда докладывали о готовившемся в Вашингтоне государственном перевороте, который должен был возглавить генерал Батлер.

То была специально подобранная германской разведкой для этого харизматическая фигура командующего морской пехотой, опиравшегося на финансовых воротил и ветеранов из Американского легиона. Разведка Гитлера не ведала только, что Батлер своевременно сообщил о заговоре в Федеральное бюро расследований. Впоследствии результаты разоблачения заговора засекретили.

Миновали печать и многие факты сотрудничества рейха с крупным американским бизнесом за все годы пребывания у власти Гитлера. Нефтехимический гигант Рокфеллера Стандарт Ойл, например, установил теснейшие отношения с немецкой компанией Иге Фарбен.

Используя американскую технологию и при активном участии Стандарт Ойл были построены несколько заводов по производству синтетического горючего, каучука и специальных свинцовых добавок для авиационного топлива. Осуществлялись поставки в Германию масел для танковых двигателей, в которых участвовала компания Тексако. Тайно было подписано соглашение о продолжении сотрудничества, даже если начнется война между Германией и США.

В году автомобильный концерн Дженерал Моторс построил завод по производству тяжелых грузовиков в Бранденбурге с участием своего немецкого филиала Опель Блитц. Без этих грузовиков солдатам вермахта не то что до Москвы, до Вены бы не добраться. Уже шла война, а на заводе в Бранденбурге продолжали работать специалисты из США, с конвейеров сходили сто тысяч грузовиков в год, не считая авиационных двигателей и фюзеляжей для самолетов.

В августе года завод частично разрушила бомбардировками союзная авиация. Это вызвало негодование у руководства Дженерал Моторс. Сразу после капитуляции Германии оно тоже подало в суд на Белый дом возместить нанесенный ущерб. В то время как наращивался военный потенциал нацистской Германии, Генри Форд заложил первый камень в строительство автозавода в Кельне.

После его запуска с конвейеров сходил транспорт по заявкам германского военного командования, из Детройта поставлялись двигатели и шасси. В году Гитлер наградил Форда почетным орденом рейха. Во время войны на этом автозаводе работали военнопленные и рабы из Восточной Европы. После капитуляции Форд тоже выставил претензии Белому дому и потребовал возместить ущерб от бомбардировок Вторая мировая война началась для США с обмана не только со стороны вероломных японцев.

Вечером 6 декабря года на стол Рузвельта легли перехваченная и расшифрованная телеграмма японского МИДа послу Японии в Вашингтоне, а также сообщение с Гавайских островов - о подходе туда крупного японского авианосного соединения. Джон Донн "Совершенно очевидно, что если не попытаться поставить заслон этому новому оружию, то очень скоро самоубийцы будут взрываться не только в Иерусалиме. Они будут взрываться на Елисейских полях, Красной Площади, Бродвее, Пикадилли, на улицах Пекина, Каира, Багдада и Дамаска — в зависимости от того, кто заказал и оплатил взрыв и каковы его цели".

Боннер, Обращение к мировой общественности, 15 апреля г. Обсуждается и возможность того, что это само руководство так укрепляет свою не очень крепкую власть. В число виновников, помимо прямых исполнителей, я включаю ещё и тех, кто снабдил их оружием и создал идеологические предпосылки проведения террористических актов, какими бы причинами они ни объяснялись и чем бы ни мотивировались.

Находясь в Иерусалиме, то есть в относительной близости от терактов уже в течение ряда лет, имея среди родственников людей, от этих терактов пострадавших, мне трудно обсуждать проблему отстранённо. Для меня любой террорист, а особенно самоубийца - прежде всего бандит.

Почему они взрывают себя в толпе? (Комментарий к рассуждениям специалистов)

И если он случайно не погиб в теракте, наказанием ему обязательно должна быть смертная казнь. В качестве причин явления обычно указываются социальная неудовлетворённость, плохие условия жизни, тяга к отнятой другими свободе и. На основании собственно израильского, да и внимательно проанализированного международного опыта можно, однако, твёрдо сказать, что всё это, обсуждаемое на СМИ-посиделках, к истинным причинам определённо не относится.

Не стоит делать из них то Оводов, то доведённых до ручки Корчагиных. К примеру, без всякого террора арабы Палестины давно, ещё с г. Разумеется, правящие элиты всегда выбирают оптимальный для себя и своих помощников образ существования. И коли они выбрали терроризм вместо государственности, это им выгоднее. Никакое государство в этом смысле не было бы столь эффективным и простым орудием личного обогащения руководства.

Вероятно, так обстоит дело в других точках мира, где используется террор. Тот факт, что конкретные мотивы террора и их реализации не всегда и не всюду понятны с точки зрения рационального, европейски мыслящего ума, ничего не означает. Просто подчас приходится признать, что не всё так просто в происходящем. Лучше признать это, чем обманывать себя и других, выдавая кажущееся месть, нищету, обездоленность или привычное - за понятое. Меня удивляет и задевает, что даже в обсуждении терроризма самоубийц опыт Израиля или сведения, которые уместно почерпнуть из этого опыта, столь нередко отрицаются.

Так, один из участников недавней дискуссии на RTVi, директор какого-то стратегического института название, каюсь, забыл прямо так и сказал: Мэтр не уточнил, почему они не поучительны, и какой журналист сообщил ему столь странную мысль.

Разумеется, Россия гораздо больше Израиля, но сходство в повадках у всех террористов—самоубийц очевидно. Впрочем, сходна точка зрения и ряда стран Европы, которые просто надеются или перенаправить террористский огонь от себя, или ослабить энергию атак в свой адрес. Как не понять без этой же химеры упорное желание любыми способами заставить Израиль уступить давящим на него террористским образованиям, создавая в гнездовье террора государство-бандит на манер "Хамастана".

Такая политика несказанно вредит борьбе с террором и терроризмом во всём мире. Полагаю уместным несколько подробнее остановиться на деталях развернувшегося сейчас в российских СМИ обсуждения террора, его причин и методах борьбы с.

О психологии смертников корреспонденту "Известий Науки" Александре Белуза В развернувшейся на страницах газет, в теле- и радиопередачах полемике взгляды, подобные высказанным психоаналитиком, весьма распространены, но сформулированы менее чётко.

Поэтому мне удобнее отвечать пункт за пунктом именно на интервью г-на Решетникова. А оно, на мой взгляд, содержит ряд неточностей и вызывающих возражения утверждений. Задолго до этого террористы-самоубийцы стали широко использоваться против Израиля. Не было недостатка в обращениях к правительствам ведущих стран, к мировой общественности с целью рассматривать использование этого оружия массового поражения как преступление против человечности.

Говоря о психологии террористов, психоаналитик утверждает: Мы говорим о циничных вещах, но кавказские женщины, которые потеряли мужа, сына, брата, отличаются особым восприятием действительности.

Для них не существует мир, существует только желание мести. Смертников и набирают из таких вот обездоленных людей. Восемь дней в неделю Петька ерзал на стуле, ловил ворон, и его драли, как сидорову козу У его учителя лицо было таким узким, что с него постоянно сваливались очки, и казалось, он может хлопать себя ушами по щекам. Он носил низкую челку, за которой прятался, как за дверью, и не ходил в лес, опасаясь наступить на ежа.

Опускаясь на стул, он прежде шарил по нему руками, отыскивая кнопки и проверяя спинку. Когда Петька подложил ему очки, которые выкрал с носа, учитель побледнел, решив, что хрустнул позвоночник, а потом расстегнул верхнюю пуговицу, чтобы выпустить пар. В дверь уже просунулась лошадиная морда воспитателя, от которого за версту несло чесноком и розгами.

На войне он потерял ногу, и в спину его дразнили "культей". Он жил бобылем, потихоньку спивался, и, вымещая обиду на паркете, стучал в коридоре протезом Даже инвалид усмехнулся, ведь на признание ловят, как на блесну. И вдруг на ее пустой свет клюнул Иегудиил, с которым Петька сидел за партой. Они были одногодки, но Иегудиил успел вытянуться, как осока, и погрустнеть, как река.

Он был, как плакучая ива, про таких говорят: Учитель завернул лицо в ладонь, как в носовой платок, сквозь который змеилась улыбка.

Манаков Анатолий. Неуловимый геном

Они вышли оттуда, спотыкаясь о собственную тень, и долго стояли под яблоней, подбирая падалицу и наподдавая огрызки босыми ногами И стали свободными, как стрелка в сломавшихся часах Поначалу Петька еще выдергивал перо из шипевшего гуся, садился в поле и под стрекот кузнечиков представлял, как его будут пороть. Но когда это случилось, все пошло своим чередом: И все вставало на места: Заломив картуз, он ходил по базару, затыкая за пояс мужиков, и лез бабам под фартук. Для вида он бойко торговался, вытаскивая гроши, которые те берегли, как зубы.

Случалось, ему фартило, и деньги, как мыши, сновали тогда по его карманам. Он спускал их тут же, не успев распробовать вкуса, просыпаясь в постелях женщин, имен которых не. Накануне он представлялся им купцом, клял их убогую жизнь и обещал, что утром увезет за тридевять земель.

Женщины всплескивали руками, прикрыв рот ладошкой, ахали а, когда он засыпал, плакали В Бога Петька не верил. И жил, как зверек, в этом лесу Бывало, он засыпал богачом, а просыпался нищим. Но, засыпая нищим, всегда видел себя богачом. Теперь он думал руками, а ел головой. И все чаще видел во сне мужчину с женскими бедрами и женщину с глазами, как ночь А потом пришел суд, плети и каторга с одним на всех сроком, одной ложкой и одними слезами.

Петька вышел оттуда седым, как расческа набитая перхотью, и принялся за старое В отличие от Петьки, овладевшего единственным ремеслом, Иегудиил стал мастером на все руки. В драной, пыльной рясе он ходил по деревне, совмещая должности звонаря, пономаря и богомаза. В народе Иегудиил считался малость не в. Слова, как птицы, рождаются в гнездах, живут в полете, а умирают в силках Навещал он и учителя, тот постарел и лежал теперь, разбитый параличом, шевеля глазами, как собака И тогда их слава, как тень с заходом солнца, оборачивает землю, зажимая ее, точно ребенок, в свой маленький, но цепкий кулак Раз, на голой, как палка, дороге, когда этап отдыхал после дневного перехода, он встретил бродягу, сновавшего между деревнями за милостыней.

Повесив на клюку котомку, нищий опустился рядом с Петькой. Он поделился с ним хлебными крошками, а Петька солью, которая была их крупнее. Еду жевали вместе с мыслями. С тех пор Петька понял, что его речи скликают неудачи, а счастье убегает от них, как от бубенцов прокаженного Встречались они всего. Стояла осень, ржавчина крыла деревья, но в погожие дни солнце еще съедало тени. Петька, куражась, привез из города гармониста, который знал все песни "наперечет", и, запуская глаза в стакан, третий день горланил на завалинке.

Ему хотелось рассказать, что в Сибири, далекой и холодной, как луна, слез не хватает, как денег, и там, если кто-то плачет, то остальные смеются, хотелось пожаловаться на судьбу, горькую, как водка, и, быть может, найти утешение в прошлом, когда они стояли под яблоней, рвали дичку и видели перед собой длинную-предлинную дорогу Но вместо этого подковырнул: Но над Страшным Судом смеялся: В глубине он был уверен, что мир встречает, как сиротский дом, ведет через дом казенный, а провожает богадельней Не получив отпора, Петька озлобился.

Они так долго воевали, что уже и сами не знали "красные" они или "белые", посерев от пыли трущихся об их шинели дорог. Вначале они расстреливали и рубили, а потом, жалея патроны и, затупив сабли, стали отводить на лесопилку и давить досками. Их начальник, с усами, как крылья летучей мыши, и взглядом, как клинок, выбрал для постоя самый худой, покосившийся дом и судил, перевернув бочку, словно говоря: С тех пор, забыв настоящее, он носил свое театральное имя, и пачкал его кровью, как мясник фартук.

Пафнутий Филат был младше своих подчиненных, но по утрам у него хрустели суставы, а от сырости ломило кости И он был привязан к своему времени, как стрелка в часах Чистили всех, и всех под одну гребенку. На допросе Петька косился на колени с повернутым в его сторону револьвером. Играя желваками, Филат поднял предохранитель. Пламя над свечой заплеталось в косичку, по углам плясали тени, и казалось, что в их паутине развалился черт. Перевернув пистолет курком вверх, Филат почесал рукояткой подбородок.

А потом вернулось детство, его заперли в тот же сарай, сквозь бревна которого мир представлялся таинственным и жутким. Он вытянул руку, и она утонула в темноте. А вместе с ней стал проваливаться и Петька. В углу ворочалась тишина, которую он не слышал, ему хотелось закричать от ужаса, покрывшись гусиной кожей, он часто задышал, и слюна сквозь щербатые зубы стала липнуть к стене А на утро пришел черед Иегудиила.

Филат горбился над умывальником, фыркая как кот.